DESDICHADO
Desdichado_FB.zip
Сжатый архив в Zip формате 243.7 KB

DESDICHADO. Часть 1.

   Часть1. Лишенец.
     Глава 1.
     Мирна слыла первой красавицей в округе: высокая, для гнома, стройная, с шикарной русой косой, острым язычком и папой-магом. Ухажеры увивались за ней табунами, но дальше букетика цветов никто не решался идти, отца побаивались и небезосновательно: единственная дочь сильнейшего в округе мага, декана факультета боевой магии, находилась под неусыпным взором родителя, да еще пятеро старших братьев, все, как на подбор -- сильные воины и отменные маги. Но все-таки в один прекрасный день нашелся смельчак, не по годам взрослый гном, в свой тридцать с небольшим лет успевший получить звание Координатора и Пурпурный Орден Восхода. Мирна к тому времени уже вступила в пору совершеннолетия, и сватовство бравого воина как нельзя пришлось кстати. Братья были в восторге, когда познакомились с претендентом на руку любимой сестрички. В те времена в столице только и было слышно, какие подвиги совершил Джасур, сколько сердец разбил и сколько врагов погубил.   С момента неожиданного появления героя в резиденции декана до свадьбы прошло совсем немного времени, но все приличия были соблюдены, да и сама невеста была вовсе не против столь видного жениха. Свадьба состоялась пышная и многолюдная, или, если правильно говорить, многогномья, для единственной любимой дочери отец ничего не пожалел, и братья, польщенные такой новой родственной связью, провели церемонию не хуже, чем при королевском дворце, даже рота гвардейцев салютовала молодоженам, в соответствии с этикетом высших особ, приближенных ко Двору Его Величества Савура Шестнадцатого.   Координатор увез молодую супругу в свой собственный замок, что располагался в непосредственной близости от королевского дворца, окружил ее лаской, заботой и любовью. Все были довольны и счастливы, а результат не замедлил сказаться: один за одним, с разницей в год, появились на свет два сына, крепкие и Дар магический у них определили -- достойные дети достойных родителей. И быть бы тому счастью и той идиллии бесконечно, но в один прекрасный день Джасур получил из уст Его Величества Савура Шестнадцатого новое назначение: он направлялся в Приграничье в должности начальника восточной провинции, которая клином врезалась между землями оборотней и темных эльфов, и это, если не учитывать Дикие Поля -- ничейные территории, с точки зрения соседей, где скрывались преступники всех мастей со всех близлежащих государств. Координатор, как искренний почитатель Короны, с благодарностью принял новое назначение, в душе надеясь, что после службы в столь опасном месте он еще выше продвинется по карьерной лестнице. Молодую жену с двумя малолетними детьми он взял с собой: ничего опасного там нет, а Его Величество предоставил в распоряжение Джасура великолепный замок с челядью. Ну и еще восемь полков Граничных Стражей, элиты королевской гвардии.   Молодожены с комфортом устроились в шикарной резиденции, в их распоряжении находилась лучшие маги Приграничья, которые кроме основных обязанностей, занимались и обучением наследников магическому искусству. Опытные ветераны -- гвардейцы учили молодых отпрысков знатного рода обращению с настоящим оружием: кроме мечей и арбалетов им преподавалось и классическое умение владения секирой, традиционным оружием гномов.   Идиллия жизни разрушилась туманным осенним утром, когда никто не ожидал беду -- следители прислали сообщение о нарушении границы. И не просто какими-то контрабандистами, а регулярными войсками темных эльфов. Джасур, как верный присяге воин, тут же поднял по тревоге полки Гранчных Стражей и выступил во главе насвтречу нарушителям, успокоив жену, что это не более, чем недоразумение, но он обязан лично убедиться в безопасности границ. Ни он, ни она не знали в тот момент, что это был их последний разговор.   Прошло три дня...  -- Миледи Мирна,- без стука ворвался управитель замка,- вам нужно срочно отбыть в столицу! Сюда приближаются отряды врага!  -- Я ни куда не поеду, даже не заикайтесь! В конце концов, здесь мой муж и он меня защитит! Или вы не верите?  -- Умоляю Вас, ну хотя бы детей отправьте!   В сопровождении взвода гвардейцев и няни наследники были отправлены в столицу немедленно, но сама Мирна была непреклонна и осталась дожидаться любимого мужа, от которого ничего другого, кроме победы, не ожидала, да и не могла она бросить обитателей замка, во время отсутствия координатора она чувствовала ответственность перед жителями.   Ранним туманным утром следующего дня отряды темных эльфов плотным кольцом окружили замок, отрезав все пути к отступлению немногочисленным защитникам во главе с молодой женщиной. Солдаты были оставлены командованием в цитадели скорее для солидности, чтобы подчеркнуть статус хозяйки, а обслуга и вовсе не была знакома с оружием. В результате ни осады со стороны нападавших, ни обороны со стороны защитников не случилось, захватчики практически без сопротивления вошли за стены. Захватчики согнали всех гномов в пустующие конюшни и заперли там, только хозяйка осталась в своих покоях под охраной рослых стрелков с волосами цвета воронова крыла и вертикальными зрачками.   Через час в комнату Мирны без стука вошли четверо дроу, командиры, судя по одеждам и оружию. Вольготно расположившись в бывших апартаментах хозяина, захватчики первым делом изнасиловали хозяйку и, оставив ее в спальне, разложили карту Земель в соседней гостиной, нисколько не переживая за судьбу бедной пленницы.   Темные эльфы не планировали задерживаться в пограничной крепости, поэтому просто разграбили все, что смогли и подожгли. Первой почувствовала запах гари горничная, которая спряталась от врага в гардеробной, зарывшись в ворох нестираного белья. Выскочив из кучи, бросилась в спальню, где ее госпожа в этот самый момент готовила петлю, пристраиваясь к хрустальной люстре. Девушка буквально из веревки и пламени выдернула хозяйку замка и на руках вытащила ее во двор замка.  -- Не введи Единый во искушение,- вскрикнула горничная, увидев полыхавшую конюшню, откуда доносились вопли запертых там обитателей крепости.   Маленькая женщина самоотверженно бросилась на помощь, хотя осознавала, что ничем помочь несчастным уже не может. Но она едва успела ударить длинной жердью по бревну, что удерживало ворота, как крыша конюшни с жутким треском в огромном снопе искр провалилась внутрь постройки. Крики обреченных смолкли, все было кончено.  

* * *

     Мирна безучастно стояла посреди площади, глядя в никуда отрешенным взглядом, ни на что не реагируя, а горничная суматошно бегала по горящему замку, причитая о несчастной судьбе, и своей и хозяйки. Нашлись еще две выжившие женщины из числа прислуги, поварихи, им удалось спрятаться в глубоком холодном хранилище для продовольствия, выбрались они только в наступающих ранних осенних сумерках, когда убедились, что наверху все стихло, и вышли на площадь, испуганно озираясь.   Четыре несчастные погорелицы стояли обнявшись в окружении догорающих зданий и плакали, когда со стороны леса пришли еще двое постоянных жителей этих мест. Конюх, служивший когда-то в гвардии граничников, но после схватки с оборотнями вынужденный по причине хромоты уйти в отставку, сопровождал сгорбленного временем седовласого гнома, который вот уже не одну сотню лет, как казалось всем, выполнял обязанности по магической защите крепости и астральной разведке. Два дня назад у алхимика закончились крайне необходимые в ритуалах ингредиенты и он, прихватив с собой ветерана, отправился на поиски материалов, а вернулись они на пожарище...  -- Собираемся и уходим отсюда,- Кавар, опытный воин, хоть и оставивший службу, прекрасно понимал, что захватчики в любой момент могут вернуться и тогда выжившим точно не поздоровится.  -- А что нам собираться-то,- хлюпнула носом Дафия, горничная, и махнула в сторону горящего до сих пор донжона,- там все сгорело, ох, осиротели мы.  -- Не причитай! Лучше спустись в погреба, что уцелели еще и возьми еды в дорогу, сколько унести можете, а еще лучше, если одежда теплая есть, осень на дворе, да и зима не за горами.  -- Поторопитесь, - подал голос алхимик,- скоро башня моя взорваться может. Внутрь наглецы не проникли, подпалили снизу, огонь вот-вот до лаборатории доберется.   Через полчаса шестеро погорельцев, нагруженные только продуктами, поскольку одежду ни кто в погребах не хранил, вышли из пылающего замка и отправились по едва различимой в густых осенних сумерках тропинке на север, в сторону границы с землями оборотней. Решение спасаться там принял Кавар, опытный граничник, на его памяти с той сторонц если и бывают нападения, то только с целью пограбить деревни или одиноких путников, укрепленные форты враг всегда обходил стороной, да и темные эльфы очень редко нарушали зыбкое мирное равновесие с многоликими.   Когда окончательно стемнело и идти по уже не различимой тропинке стало не безопасно, взявший на себя командование конюх дал команду остановиться на ночлег под пологом раскидистого дуба, который защищал хотя бы от холодного осеннего дождя, что сыпался мелкой водяной крупой не переставая. Сырые дрова нещадно дымили, костер никак не хотел разгораться. Промокшие и озябшие путники жались поближе к тоненьким и слабым языкам пламени, не обращая внимания на слезы в глазах. Так они и просидели до самого рассвета в тяжелом, скорбном молчании, мечтая получить хоть маленькую толику тепла и уюта.   Рано утром, едва рассвело, дрожащие от утреннего холода гномы перекусили и, поторапливаемые Каваром, в полной тишине выдвинулись дальше, путь предстоял не близкий, но конюх надеялся, что к вечеру они смогут добраться до охотничьей заимки и хоть как-то обогреться и нормально поесть. Мирна всю дорогу смотрела куда-то вдаль отсутствующим взглядом, не глядя, куда ступает, поэтому одна из женщин всегда держала жену Координатора под руку, опасаясь, что хозяйка оступиться и упадет. Мужчины тоже постоянно тревожно на нее оглядывались, не понимая еще, что с ней произошло.   Узкая тропинка то виляла среди густых зарослей, то убегала вверх по склону холма, то вновь ныряла в болотистый распадок, так что двигались беженцы очень медленно, да и старик-алхимик то и дело отставал и спотыкался -- не в его годы шляться по охотничьим путям. Тем не менее, никто не сопротивлялся, когда старший приказал не останавливаться для отдыха, его командный голос, не потерявший силу своего звучания, был единственным звуком, что сопровождал шестерку гномов, уныло бредущих в неизвестность сквозь густую холодную пелену дождя.   Промокшие, уставшие, еле передвигая ноги, они все-таки добрались, уже в сумерках, до заимки. Внутри было холодно, но сухо и нашлись два шерстяных одеяла, очаг и запас дров. Женщины сразу же приободрились, развели огонь, давший немного света и долгожданную волну тепла, и принялись готовить горячий ужин. Кавар обследовал сторожку и все вокруг в поисках хоть чего-нибудь полезного, и только Мирна безучастно сидела на скамье, все так же отсутствующе глядя в одну точку, да алхимик обессиленно повалмлся на топчан и через несколько мгновений к веселому треску дров добавился его свистящий храп.   Через пару часов, отогревшиеся и насытившиеся путники уже спали, даже бывший граничник, успевший после сытного ужина только подумать хоть о какой-то страже. Буквально через мгновение уснул и он.  

* * *

     Беженцы остались в охотничьей заимке на несколько дней. Нужно было отдохнуть, высушить одежду перед предстоящим переходом, да и алхимик, используя руны сделал прогноз, что через два -- три дня дожди прекратятся, путешествовать в сухую погоду намного приятнее.   Жардех, старик-алхимик, потратил время отдыха на попытки установить астральную связь со столицей или хотя бы с кем-то из коллег, но на его призывы так никто и не отозвался, ему пришлось даже потратить последние магические смеси, что он постоянно носил с собой в сумке и использовать специальные руны "Горе" и "Луч Зари", которые позволяли связаться с главным архимагом королевства. Невозможность дать хоть кому-то знать о трагедии или получить свежие вести из королевства выводили из себя и заставляли мага нервничать, тем более, что новых алхимический снадобий взять было негде, все его запасы сгорели в башне в тот роковой день.   Кавар буквально прочесал всю заимку и территорию вокруг, в результате он стал обладателем шести капканов, три из которых был шанс починить, полутора десятков силков на птицу и мелкую дичь и одного арбалета, правда, неисправного. Все это "богатство" конюх тщательно упаковал, чтобы взять с собой, в их положении пригодиться может любая безделушка.  -- Завтра, если прогноз сбудется, трогаемся в путь, пока сухо нужно перебраться на заставу, там, по крайней мере, есть оружие и продовольствие. Да и стены крепкие, перезимуем.  -- Кавар, а коль долго нам еще идти?  -- Для воина -- два дневных перехода. Для нас,- граничник погладил раненую ногу и окинул взглядом присутствующих,- самое малое четыре. Запасов возмем с собой на пять дней, одеяла и сухие дрова прихватим. Места для двух ночёвок я знаю удобные, а остальные ночи -- как даст Единый. Зверье в эту пору на зиму наедается, так что и напасть могут волки там или еще кто покрупнее, так что, всем быть начеку, не отлучаться никуда, меня слушать, как отца родного, тогда и доберемся в целости и сохранности.   Безучастной к разговору осталась только Мирна, так и не пришедшая в себя. Жардех использовал свои целительные алхимические снадобья, но все они оказались бесполезными, жена Координатора все так же обреченно молчала, глядя прямо перед собой, и думая о чем-то, известном только ей.  -- И что же с хозяйкой-то нашей приключилось?- Дафия горестно всплеснула руками,- и не ест толком и речи не ведет, хотя всегда добрая да приветливая, а сейчас как будто и не она вовсе! Уж не заколдовали ли ее супостаты проклятые?  -- Беременная она, вот что я вам скажу,- алхимик поднял вверх указательный палец, подчеркивая важность новости.  -- Ой, слава Единому,- обрадовались женщины,- прибавление в роду всегда к добру! Коль давно-то?  -- Да уж дней пять как, только она сама об этом еще не знает. И снадобий у меня нет, чтобы от плода этого избавить бедняжку.  -- Не приведи и избави! Так это ее... темные?  -- Да.   В комнате повисло скорбное молчание. В Мире не признавали полукровок, считали их неполноценными, даже в гражданстве отказывали, а тем более, что отцом ребенка стал заклятый враг всех гномов, дроу, темный эльф, убийца.    
   Глава 2.

      -- Да уж, однако, маги сэкономили на рунах,- Кавар расхаживал по форту, придирчиво оглядывая каждую мелочь.- Только и защитили оружейную да склады, а остальное так оставили! Лентяи!  -- Это стандартная процедура, строго по уставу,- заступился за своих коллег Жардех,- только стратегически важные объекты.  -- А зимовать как мы по твоему будем, вон, дров почти нет, селяне да охотники все растаскали по домам да заимкам. Руну Стажи пожалели они!   Первым делом опытный граничник провел полную ревизию всего, что оказалось в их распоряжении. Самой большой проблемой оказалось отсутствие топлива, но это дело поправимое, все остальное было в наличии и в порядке, как то и предписано Уставом Караульной Службы. Продукты находились в специальном хранилище, разделенные на блоки, каждый из которых защищен отдельными рунами "Хранение", не особенно сильными, но на дюжину лет позволяли все сохранить, оружейная комната закрыта особым заклинанием, но с ними жена Координатора, у которой есть право вскрыть, спальное помещение оснащено всем необходимым на полный взвод Граничников, включая мыло, есть баня, нашлись и три тулупа, но другой одежды не обнаружилось, зато в избытке было теплых одеял и швейных принадлежностей, а женщины -- мастера шить и кроить, что-нибудь да соорудят, да и сам Кавар умел пользоваться ниткой и иголкой.   Жардех обследовал оружейную комнату, где, кроме мечей, секир и арбалетов, хранились и некоторые магические артефакты и снадобья. Алхимик остался недоволен результатами, не хватало ему ингредиентов, чтобы избавить Мирну от бремени, пока еще было время. Поэтому конюх в первый же день получил задание найти зверобой, чистотел и глаз нетопыря. К такому поручению Кавар отнесся со всей серьезностью, поскольку хорошо знал законы королевства: полукровке не жить, по крайней мере так, как того заслуживает любой свободный гном.   Хотя среди пожухлой травы под проливным дождем нужное растение найти не так и просто, конюх три дня буквально ползал на коленях в тех местах, где вероятнее всего произрастали они, но задание он выполнил, а с нетопырями оказалось еще проще: сплетенная из швейных ниток сеть в дальнем, заброшенном строении форта в несколько минут наловила шесть дюжин зверьков. После этого Кавар занялся самой важной проблемой предстоящей зимовки -- заготовкой дров, хотя и претило бывалому гренадеру рубить деревья настоящей боевой секирой, но других орудий труда найти не удалось.   Через несколько дней жизнь беженцев вошла в какое-то руло, каждый занимался собственным делом, тяжесть трагедии стала медленно отступать на второй план, единственным скорбным моментом оставалось состояние хозяйки замка, которая никак не могла выйти из этого странного замкнутого где-то в глубине ее сознания состояния. Причину все понимали и с надеждой поглядывали на седовласого старца, который все свое время посвятил приготовлению алхимического снадобья, которое должно было раз и навсегда решить эту проблему. Ритуал Жардех провел, выгнав всех из помещения, которое они выбрали в качестве жилища. Женщины и старый конюх полтора часа маялись в неведении в холодной караулке, хорошо еще, что не на улице под проливным дождем. Время от времени из-за закрытой двери столовой доносились странные звуки: то заунывный речетатив старца, то рыдания и вскрики Мирны.  -- Все, можете возвращаться,- открылась дверь и алхимик пригласил всех внутрь.   На одном из топчанов мирно спала бледная жена Координатора.  -- Как наша мученица?- Задала вопрос Дафия,- помогло ли ей ваше снадобье?  -- Не знаю, лучше накормите меня, все силы отдал. Не хватило одной составляющей, но это я узнал только, когда начал ритуал, да и что толку, нам все равно взять его негде.  -- Что нужно-то было, может, поискать где, я эти места хорошо знаю, стражу тут много раз нес по молодости.  -- Бесполезно, требовалась кровь одного из насильников.  -- Так значит,- всплеснула руками горничная,- все бесполезно? Может, народные, наши способы испробовать?  -- Не паникуйте раньше времени. Помогло или нет я скажу, когда она проснется, спать будет три дня кряду. По крайней мере, молчанка эта должна пройти, тогда и будете что-то делать, если уж я не смог. Не забывайте, что второй будущий родитель -- дроу. Тут особый случай.  

* * *

     Дни протекали в заботах о выживании и наведении порядка и создания хоть какого-то подобия уюта в бывшей столовой форта, превратившейся в пристанище для шестерых беженцев, которые пребывали в томительном ожидании результатов таинственного ритуала и в душе надеялись на благополучный исход. Законы этого королевства, как и остальных государств, были крайне жестокими по отношению к смешению рас. Каждый, в чьих жидах текла кровь чужака автоматически лишался всех прав и защиты, он становился вне закона. Если в нем обнаруживались следы присутствия магического Дара, его могли и убить, но чаще всего полукровки, или "смешанные", как их называли, были такого лишены. По достижению совершеннолетия, если, конечно, доживали, такие дети отправлялись на рудники, что не способствовало долгой и счастливой жизни, до зрелого возраста доживали единицы, а до старости -- ни кто, да и детство их проходило в специальных приютах, больше напоминающих тюрьмы для малолетних преступников.   Поздним осенним вечером, при свете свечей, каждый из гномов занимался своим делом: женщины шили, конюх ремонтировал капканы, алхимик пытался установить астральную связь хоть с кем-то из коллег, разговор крутился вокруг недавних событий.  -- Вот вы скажите, уважаемый Жардех, - Дафия шила некое подобие теплой куртки из армейского одеяла,- что этим остроухим убийцам и насильникам в землях своих не сидится? Мы же не идем убивать их семьи, зачем они-то так делают? Ведь недавно была большая война, мы прогнали их.  -- Тут тайны особой нет, могу рассказать. Просто сей факт не преподают в базовых школах, только в Академии, на старших курсах.  

* * *

     Давно это было, еще в те времена, когда весь Мир был в одном месте: суша и море. Боги тогда благоволили жителям, войн, как сейчас, и не было, считай, мирно все жили, Расцвет Культуры, так те времена принято называть. Но во пришла беда, откуда не ждали. Далеко в северных землях проживали полудикие племена круглоухих варваров, никому вреда от них не было: магического Дара у них не было, да и срок жизни Творцом им отмерен был крохотный: редко встречался среди них тот, кто больше ста лет прожил. Не удивляйтесь, это действительно так, даже мы считаем, что не долго живем, всего-навсего полторы тысячи лет, и это мало, по сравнению с эльфами. Видимо, по причине столь короткого века они и не развились, не стали цивилизованными.   И в один прекрасный момент круглоухие варвары вдруг напали на мирные народы. Оружие у них плохонькое, воины они слабые, доспехов и вовсе не было, но крови и смерти они принесли много, поскольку орды их были неисчислимые -- живут-то они не долго, зато плодятся быстро, да и растут не в пример нам, через полтора-два десятка лет уже взрослый воин из ребенка вырастает. Королевства стали падать одно за другим, житья от этой напасти не было!   А в те времена у каждого народа были свои великие Артефакты, дарованные богами. Изначально так было сделано, чтобы никому не захотелось вдруг войну братоубийственную развязать, каждый знал, что у соседа есть оружие возмездия. Так один из Великих Гномьих Королей, в истории даже имя его не сохранилось, вынул из хранилища Молот Руин и, отчаявшись, решил избавиться от врага с его помощью. И эльфы, а тогда еще не было светлых и темных, один это был народ, тоже извлекли на свет божий Зерно Раздора.   Но не справились ни те не другие, не смогли удержать Артефакты в подчинении. Варваров, конечно, победили. Вернее, избавились от них раз и навсегда: Молот Руин саму землю расколол на части и обломки некогда цельного Мира расплылись в разные концы по всему Океану, а враги передрались между собой и на нас внимания больше не обращали.   А Зерно Раздора на всех жителей подействовало, так и у нас с тех пор войны идут, эльфийский клан, что применил его, и стал самым первым дроу, так и появились темные эльфы -- убийцы. Разгневанные боги разобрали все Артефакты на части и разбросали по всем землям, надежно скрыв от нас.  -- Я думаю, сказки все это, детей малых пугать  -- Не такие уж и сказки. Клин из Молота Руин в сокровищнице нашего короля я сам видел. Даже от этой малой части огромной Силой веет.  -- А при чем тут легенда и дроу?  -- Так сказано, что части Зерна Раздора в гномьих землях спрятаны, вот они и ищут. Чтобы снять то проклятие со всех жителей, надо собрать его воедино и провести Ритуал Очищения, тогда мир и покой в наши края вернутся.  -- О! Просыпается Мирна. Надеюсь, придет в себя.   Жена Координатора открыла глаза и непонимающим взором обвела комнату.  -- Дафия, где мы? Кто эти люди? Хотя Жардеха узнаю, как я сдесь оказалась?  -- Госпожа, вы ничего не помните?- Алхимик придвинулся ближе.  -- Почему? Дору, пожар, помню...  -- Фу, слава Торру, все придет в норму, лежите пока, не вставайте.  

* * *

     Не смотря на все попытки Жардеха и женщин, избавиться от нежелательной беременности так и не удалось, со временем Мирна смирилась с этой участью, она больше не замыкалась в себе, участвовала в повсадневных хлопотах по обустройству форта, но ее веселого смеха и беззаботного голоска никто уже не слышал, хозяйка замка была грустная и все чаще тихонько плакала над своей участью.   Зима выдалась в этом году суровая: снега почти не было, а морозы стояли лютые. Шестеро беженцев ютились в небольшом строении, что раньше служило постом граничников -- охранников границ. Джасур в первые дни своего командования приказал обновить арсеналы всех, даже давным-давно брошенных, постов. Именно это и спасло несчастных, выживших в страшном пожаре, гномов. Единственный мужчина, тот самый старый конюх, старался разнообразить меню дичью в меру своих сил, но морозы загнали животных глубоко в норы и добывать что-нибудь свежее было труднее с каждым днем. Голод, конечно, им не грозил, форт был рассчитан на пребывание тридцати воинов в течение двух лет, но Координатор не мог знать, что здесь окажется его супруга, беременная, и, причем, не от него.  -- Госпожа, я нашел эльфийскую вишню, вот кору взял. Вам нужно пить отвар, других витаминов мы тут точно не найдем.  -- Спасибо, но вы зря так беспокоитесь, мне ничего не нужно.  -- Я не слепой и все вижу. Поздно уже избавляться, а о потомстве заботиться нужно, может, все и хорошо будет, кто знает,- алхимик сильно сдал к этому времени, он уже практически не выходил на улицу, но попыток позвать хоть кого-нибудь на помощь не оставлял.   Когда пришли первые оттепели, Кавар стал уходить почти на целый день в надежде найти следы пребывания выживших соплеменников, а Жардех давал ему каждый раз длинный список минералов и растений, которые срчно потребовались.   Старик ежедневно уединялся в одном из помещений форта и что-то магичил, никак не комментируя свои действия, но становился все мрачнее, видимо, результата его попытки не приносили.  -- Снег скоро сойдет,- конюх вернулся из очередного похода и устало присел на скамью,- нам нужно уходить отсюда в более обжитые места, на юго-восток, там есть надежда найти хоть кого-то.  -- Ты что? Думаешь, что говоришь?- Дафия кивнула в сторону Мирны, живот которой сильно увеличился, не смотря на ранний срок беременности,- куда мы пойдем с ней, да еще старик, не бросишь же его тут.  -- Ты, женщина, не понимаешь, вижу я приметы, что в этих краях чужаки появляются, зверь дикий осторожничает, птицы зимующие тревожатся.  -- Так, может, охотники на промысел вышли, или такие же несчастные, как мы?  -- Нет, не гномы это, не нашего роду-племени. Кто не знаю, не видел, но следы все ближе.  -- Уходить нам надо, если жить хотим,- в комнату вошел кряхтящий Жардех,- я наконец-то в астрале нашел магов королевства. Худо дело. Темные затеяли эти земли навсегда к рукам прибрать, крепости все сожжены, сел не осталось, по крайней мере, никто не знает, есть ли выжившие, меня первого нашли.  -- А что же до сих пор молчали, зачем подмогу не прислали, где войска?  -- Худо дело. Похоже, все темные кланы выступили объединенным фронтом, такого не бывало еще. И королю нашему помощи ждать неоткуда, только Гофар Пятый послал армию, но она в дороге еще.  -- Да, если так, как ты говоришь, тяжелые времена грядут. Не одолеть нам врага в одиночку. А светлые что же, вроде договор с ними?  -- Не знаю, молчат они, как и другие, пока их не каснулось, выжидают, ослабления нашего ждут.  -- На востоке есть несколько рудников, там должен был хоть кто-то выжить, даже если дроу и туда наведались. А с Джасуром что, где войско нашего Координатора?  -- Не ведаю о том.  

* * *

     С наступлением тепла несчастные погорельцы все же отправились в нелегкий путь в поисках земляков и спасения. Мирна и Жардех сильно осложняли путь, но бросать их никто не собирался. Маленький отряд двигался очень медленно и осторожно, бывший граничник избегал наезженных дорог и широких тропинок, в надежде, что в глухие и дикие места захватчики не пойдут, а сосредоточат свои усилия на обжитых территориях.   Через три декады изнурительного похода, когда даже силы здоровых были на исходе, они наконец-то вышли к первому поселению, что находилось рядом с одним из богатейших рудных месторождений. Когда алхимик бывал здесь в последний раз, тут проживало больше тысячи рудокопов со своими семьями, и это не считая крестьян и воинов, а сейчас перед взорами усталых путников простиралось огромное, до самого горизонта, пожрище и остовы домов, скорее напоминающие надгробные памятники. Дальше пути не было, вряд ли кто-то здесь выжил.   На отдых расположилось в небольшой ложбинке, что от поселка была отгорожена грядой невысоких холмов. Обошлись без огня, боясь привлечь к себе внимание.  -- Где-то тут, чуть севернее рудника, должен быть схрон, секретный, сделанный еще во времена отца нынешнего короля. Ты бы поискал, а то я уже и жевать-то не могу, совсем силы ушли.  -- Посмотрю, но как я найду, я же не маг, а там наверняка секретные руны сильные начертаны?  -- Дам я тебе амулет, он покажет. Ты только найди, а сам туда не суйся. Если все цело в том месте, глядишь, и выживем мы, да и враги там нас не найдут.   Хромой конюх несколько дней лазил по окрестным невысоким горам, разыскивая тайный вход в королевский схрон. Он знал, что это такое и для чего предназначалось, как уверен был и в наказании за его открытие, но другого выхода у них просто не было.   Поиски, наконец-то, увенчались успехом и шестеро окончательно обессилевших беженцев нашли такое место, где у них был шанс выжить и дождаться помощи, в которую глубоко в душе они все верили.    
   Глава 3.
     Схрон представлял собой большой подземный город, хорошо защищенный и снабженный всем необходимым для долгого пребывания большого количества жителей, в том числе женщин и детей. Такие места оборудовались именно на случай внезапного нападения врага, когда нужно было где-то дождаться помощи. Специальные, особо сильные руны Сохранности, Сокрытия и Нетленности охраняли это поселение, войти в него мог только тот, в чьих руках находился амулет Доверия Короля, именно такой нашелся и у Жардеха.   Подземный городок поразил беженцев своим размахом. Центральная улица-тоннель вела к храму Торра на главной площади, а по боковым ответвлениям располагались жилые помещения, по своей функциональности напоминавшие скорее небольшие дома на две-три семьи. И, конечно же, склады, бесконечные коридоры которых простирались на многие лиги, уходя вглубь скал. При достаточно большом количестве населения, в таком месте можно было держать оборону против целой армии многие годы и при этом жить довольно комфортно. Гномы -- очень умелые строители, "мастера камня", и здесь, при создании тайного убежища, постарались на славу: ровные, как по линейке, улицы, резные каменные стены домов украшены рунами, храм Торра на центральной площади -- целое произведение, шедевр архитектуры, который поражал своими масштабами и красотой росписи и резьбы.   Город был освещен ровным, неярким светом, который, как казалось, исходил отовсюду. Это строители использовали Солнечный Камень, особый материал, добываемый в очень глубоких штольнях, что мог источать свет тысячелетиями.  -- Красота какая! Жардех, а куда мы идем?- Женщины шли за алхимиком и удивленно глазели по сторонам,- Кто же тут жил? Вправе ли мы поселиться и занять чужие дома?  -- Никто никогда тут не жил и ничего чужого нет. Мы идем к дому Координатора, вон туда, слева за храмом Торра, ближе к королевским апартаментам.  -- А может, где-нибудь с краешку устроимся, боязно как-то.  -- Схрон нас принял и пропустил, значит, мы теперь полноправные хозяева, так что, идите за мной.  -- Ух и громадина же!- Кавар даже хромать стал сильнее от волнения,- сколько же тут народищу-то поместится!  -- Без малого сто тысяч жителей. В средствах строители себе не отказывали, да и размах от всей гномьей души. Вот наше пристанище,- алхимик обратился к хозяйке,- откройте, Мирна, вход. Просто начертайте руну "Вход" и дом вас узнает.  

* * *

     Наконец-то мытарства погорельцев закончились, если не считать того факта, что они по-прежнему были отрезаны от королевства. Жилище Координатора в схроне представляло собой трехэтажное здание, на каждом этаже которого насчитывалось по две дюжины комнат, как и подобает руководителю такого уровня. И все удобства присутствовали, даже горячая вода, отличалось только то, что при приготовлении пищи не нужно было разводить огонь, в подземном убежище использовались специальные каменные плиты, которые разогревала до высоких температур гномья магия Земли. Особенно обрадовались женщины, увидев, что гардероб полон новой одежды, чистой, хотя и устаревшей по фасону на несколько сотен лет.   Жардех, не смотря на усталость, через несколько минут ушел в пристройку, которая предназначалась именно для него, как личного мага Координатора, поскольку точно был уверен в том, что строители снабдили схрон всем, в том числе и специфическим арсеналом алхимика.     Вечером, умытые, наконец-то переодевшиеся, все собрались в зале на третьем этаже, где Координаторы имели обычай проводить совещания. В центре помещения стоял большой круглый стол, изготовленный из обсидиана, с углублением в самой середине. Именно туда установил алхимик принесенный с собой черный шар на подставке, при этом весь сияя от торжественности момента. Старик посыпал на артефакт одному ему известным порошком, нашептывая при этом что-то неразборчивое. Шар мгновенно покрылся легкой дымкой и от него по поверхности стола растекся густой молочно-белый туман, рассеявшийся, едва коснувшись краев большого круга.   Поверхность стола чудесным образом изменилась, теперь она представляла собой точную копию всех окрестностей в миниатюре, объемную и "живую". Жардех был горд и доволен собой.  -- Это,- указал он на шар,- малая Сфера Земли, но нам и ее вполне достаточно, чтобы не выходя наружу знать и видеть, что там происходит. Конечно, все королевство не охватывает, но на полторы сотни лиг работает.  -- И что это нам дает,- Кавар, одетый в новую военную форму без знаков различия, выглядел бравым Граничником-гренадером, и вел себя соответственно образу, ему явно было приятно вновь облачиться в одежды, в которых он провел всю свою сознательную жизнь,- что тут за пятнышки такие разноцветные, двигаются, вроде?  -- Это живая карта и показывает все, что сейчас происходит вокруг. Но не это главное. Я вам потом расскажу, что нужно будет сделать. Сейчас главное -- другое,- алхимик что-то прошептал и посыпал каким-то порошком на шар, картинка при этом изменилась,- вот! Смотрите внимательно. Вот эти красные и есть наши враги, дроу, видите, куда они идут?  -- Жардех, мы в ваших делах ничего не смыслим, объясните подробнее, чтобы даже мы поняли.  -- Все просто: тут север, тут юг, - алхимик провел рукой над столом,- но сейчас сфера показывает нам историю, которую помнит. Не такую и долгую, она все-таки малая, но наши похождения тут есть. Вот это -- форт граничников, где мы зимовали, сейчас как раз начало зимы. Обратите внимание, дроу идут точно к нам, расстояние уже неполная лига, тут даже не маг увидел бы дым и почувствовал запах жилья, ан нет -- вот вдруг резко повернули и прошли мимо. Дальше еще три отряда врагов было и все ушли в сторону!  -- И о чем это говорит?  -- О! если бы я знал!  -- Торр нас хранит!  -- Не понимаю,- Жардех потер лоб,- как темные эльфы, сильные следопыты, не нашли нас, когда мы были совершенно беззащитны, да я еще пытался связаться, совершенно не скрываясь. Тем более, что все поселки по дороге они просто стерли с лица земли.  -- А если это Странник? .- При этих словах конюха все присутствующие сотворили охранный знак.  -- Да что ты тут сказки детские вспоминаешь! Ты сам-то хоть раз видел его?  -- Конечно нет, да хранит меня Торр! Кто видел, тот уже в долинах предков!  -- А сейчас они нас могут найти,- произнесла бледная Мирна,- мне страшно!  -- Не переживайте, госпожа, схрон настолько надежен, что все демоны не смогут его найти. Здесь мы в полной безопасности на многие годы. А вот те несчастные, что непонятно как выжили, в серьезной беде. Вот тут, Кавар, наступает ваше время, соотечественников нужно спасти. Я сейчас покажу безопасный путь, там три дюжины гномов. Вы приведете их сюда. Врага поблизости нет, так что, все должно пройти без происшествий, но осторожность никогда лишней не была, помните, что их маги умеют телепортировать воинов.  

* * *

     Спустя два дня вход в схрон открылся, пропуская внутрь три дюжины изможденных гномов, которые едва держались на ногах от усталости и голода. Едва вход закрылся, Жардех взял вновь прибывших под свою опеку. Алхимик боялся, что они могут навредить себе, получив доступ к большому количеству пищи после вынужденного голодания. Группа беженцев выглядела ужасно: грязные, исхудавшие, они едва переставляли ноги, глядя по сторонам голодными жадными глазами.  -- Я приветствую вас, сородичи,- Мирна изо всех сил старалась выглядеть достойно,- и скорблю о всех безвинно погибших от рук злого врага. Здесь вы обретете мир и покой, никто не посмеет вас обижать. Войска Его Величества со дня на день изгонят темных из наших пределов и мы вновь заживем мирно и счастливо.  -- Вы сами-то верите в то, что говорите? - Седовласый гном, опирающийся на рабочую кирку рудокопа, усмехнулся,- дроу на моей памяти трижды вторгались, а победить мы смогли только тогда, когда эльфы присылали своих воинов. Где они на этот раз? Уж не бросили ли нас эти лесники? И куда пропала стража граничников?  

* * *

     К середине лета Мирна разрешилась бременем и на свет появился необычный младенец с вертикальными зрачками, хотя этот факт заметили только на пятый день. Родился ребенок с затянутыми тонкой пленкой глазами очень громко кричал. Успокоился только тогда, когда глаза наконец-то открылись.   Мирна, Дафия, Кавар и Жардех ни на секунду не оставляли ребенка, каждый из них при этом выполнял свою задачу. Первые дни все откровенно боялись родившегося полукровку, уж слишком быстро он рос. Алхимик сразу же провел все необходимые в таких случаях тесты и поспешил успокоить, что ничего опасного нет, ему даже присутствие Дара не удалось обнаружить.   А малыш тем временем рос не по дням, а по часам -- к году он уже шустро бегал, к двум бегло болтал и няньки едва поспевали за ним, хромой конюх за пару часов выматывался так, как далеко не всегда в походах на службе.  -- Я начну обучать его грамоте, Мирна!  -- Жардех, не рано ли? Он еще совсем маленький!  -- По возрасту -- да, а по уровню развития он уже на шестилетнего похож, вспомни сыновей старших.  -- Боязно мне, но такой он ласковый и веселый...  -- Не знаю, как мы его потом спрячем, Закон ты знаешь. Но до совершеннолетия его никто не тронет.   Полдюжины лет провели они в схроне, лишь изредка показываясь на поверхность, только в случае крайней необходимости. Жардех сообщал все последние новости о ходе боевых действий, периодически связываясь с коллегами по магическому ремеслу. Наконец он сообщил радостную долгожданную весть о том, что враг изгнан из королевства. При этом все посмотрели на беззаботного малыша с вертикальными зрачками, который занимался своими детскими делами и не задумывался о своей дальнейшей судьбе.    
   Глава 4.  
    -- Ты, женщина, не хуже меня знала законы и ведала, на что идешь - Джасур даже не называл жену по имени,- ты должна была умереть, но не допустить позора, павшего по твоей вине на два знатных и особо почитаемых в королевстве рода! Решением королевского совета ты лишена отныне всех привилегий, нет у тебя ни семьи, ни детей, ни родни. Убирайся.   Мирна со слезами на глазах не произнесла ни слова, прижимая к себе испуганного мальчика с вертикальными зрачками не по годам высокого и стройного. По знаку Координатора дюжие граничники взяли ребенка и вывели его из комнаты. Женщина пошла было следом, но один из охранников грубо оттолкнул ее.  -- Госпожа,- шёпотом, чтобы никто не услышал, произнес Кавар,- я не оставлю малыша, пойду за ним хоть на край Разлома.  

* * *

     Экстренно собранный совет магов проходил на расчищенной от обломков и пепла площадке, где когда-то находилась казарма охраны. Задача собравшихся была в том, чтобы определить, насколько опасен полукровка, ребенок гномки и темного эльфа.  -- Хм,- произнес седовласый старик, что был старшим,- ни одна руна на него не откликается, странно как-то.  -- То, что этот ублюдок начертал рунами назвать нельзя, хотя все правильно сделано, ошибок нет. Это скорее напоминает просто детские каракули, ни какой магии я не вижу,- его коллега начертал рядом точно такой же рисунок. Стоило ему нанести последний штрих, как руна ярко вспыхнула, отзываясь на действия мага,- я делаю вывод, что этот напрочь лишен гномьего Дара. Что скажут специалисты по дроу?  -- Картина такая же. Есть только Отклик Крови, а это просто доказывает, что темный был действительно его отцом. Чувствуется и присутствие гномьей Сущности, но не более.  -- И что нам с таким делать? Бесполезный он совершенно. Но Закон вы, коллеги, знаете: нельзя лишать разумного жизни до момента совершеннолетия.  -- Он, к тому же, абсолютно безопасен. Лишенец без Дара не сможет причинить вред ни кому, обладающему хоть малой толикой магии. Думаю, можно его поместить в распределитель для преступников, пусть там побудет под присмотром до поры, а там видно будет.  -- Гиблая Падь самым подходящим местом будет.  -- А не слишком? Там же всякие воры и убийцы, а он мал еще. Может, в приемник для бесприютных детей?  -- Что ты говоришь! Да это же ублюдок темный, и не так он мал, кто знает, как растут такие отребья! Решено: Гиблая Падь. И наблюдать будем.  

* * *

     Возле палатки временного лагеря, у пылающего костра, сидели и степенно вели беседу дюжина граничников, седых ветеранов многих кампаний.  -- Мои приветствия, братия,- к ним приблизился сильно хромающий старик.  -- И тебе Силы, присоединяйся, Кавар. Жалко, что тогда меч дроу нашел тебя, сейчас бы твой совет нам пригодился.  -- Тот клинок мозги-то мне не отбил, ты не переживай. А совет, ну что ж, дать могу пару умных и сейчас. Это в караулы да на границу в походы я не ходок. О чем речь держим, дружина?  -- Да вот, маги отправляют нас преступника в тюрьму сопроводить. Ладно бы, если враг какой матерый, а тут пацаненок -- полукровка. Не дело они творят, это стражников работа, а ни как не гвардейцев.  -- Ну, им виднее. Вот что я скажу вам: иной такой малый опаснее дюжины контрабандистов будет, а то и убийц наемных. С таким ухо востро держать надо. Далеко ли доставить требуют? В столицу небось?  -- В том все и дело, Кавар, не туда. В Гиблую Падь, что в полутора сотнях лиг к востоку от этих мест. Слыхал, небось, про такое место?  -- Да знаю, вот только чего туда-то, там же убийцы одни?  -- Маги говорят, ублюдок лишен магии, такое редко, но с полукровками случается, безопасный он в этом плане. Но закон ты знаешь лучше меня. А особый он потому, что мать его -- бывшая жена самого Координатора!  -- В курсе я.  -- Сам-то как жить будешь теперь? Враг тут все подчистую спалил и порушил, долго еще эти земли возрождаться будут.  -- Не решил. Но у Джасура не останусь, невмоготу тут после всего.  -- А давай с нами! А что: верхами едем, хромота твой не помеха. Там места обжитые, дроу не дошли, глядишь, и найдешь себе местечко теплое да уютное.  -- Ой, спасибо, храни тебя Торр!  -- Да что ты, Кавар, мы своих не бросаем, братство граничников священно, не мне тебе говорить. Давай, собирайся, по утренней росе выступаем.  -- Да я уже собрался, все мое богатство, что не сгорело, в этом мешке. Коня дашь?   Беседа старых боевых товарищей затянулась за полночь, им было что вспомнить, да и хромой конюх не так давно был одним из самых опытных и умелых граничников. Судьбы полукровки они больше не касались, обсуждали прошедшую войну и промахи армии и союзников, из-за которых целых полдюжины лет добрая половина королевства подвергалась уничтожению и разграблению. Изгнать врага смогли только тогда, когда на помощь пришла гвардия соседей и мобильные отряды эльфийских лучников из южных лесов.  

* * *

     С первыми лучами солнца отряд граничников выдвинулся к своей цели. Путь предстоял не близкий, дюжина дневных переходов. Да и двигаться быстро было затруднительно, поскольку маги потребовали, чтобы полукровку, пусть и ребенка, перевозили по всем правилам: со связанными за спиной руками и с черным мешком на голове, чтобы он своим взором не бросал тень на нормальных жителей, ежели таковые встретятся. Закон, есть закон.   С каждым переходом все меньше ощущались последствия недавней войны, но только во внешних признаках, жители оставались неприветливыми и с опаской показывались отряду, хотя издали узнавали мундиры Граничной Стражи. Через двое суток похода перестали встречаться сожженные поселения, казалось, этих мест беда не коснулась, поэтому командир принял решение на ночлег остановиться в одном из поселков по пути, хотя хромой конюх пытался его отговорить от этой затеи.  -- Здравствовать вам, господин Граничный Страж,- староста приветствовал гостей с глубоким поклоном,- всегда рады доблестным защитникам отечества.  -- Таверна цела, надеюсь? Мне нужно спокойное место, где мои воины отдохнуть могут, путь у на не близкий.  -- Так оно завсегда,- гном заметил среди прибывших фигуру с мешком на голове, он мгновенно понял, что это означает и голос его изменился,- пожалуйте. Через три дома как раз и есть заведение почтенного Хавы будет.   Воины вольготно расположились в пустом зале заведения, надеясь как следует погулять и выспаться на мягких перинах, чего они не могли позволить себе уже давно, с тех пор, как поступили на службу. Полукровку оставили в комнате под охраной двух бойцов.  -- Господин хороший,- в дверь таверны вошли вооруженные кирками и вилами местные жители под предводительством уже знакомого старосты,- не слепые мы, видим, кого везешь. Отдай нам ворога заклятого, сколько душ невинных он загубил, пусть по справедливости и ответит.  -- Старик,- командир подал условный знак быть наготове,- знаешь ли ты Кодекс Граничника? Чтишь ли ты Закон? Наш подопечный всего лишь малыш неразумный, ничего он не совершил, никого не загубил. И не его вина, что родитель его враг наш.  -- Вот пусть за отца своего и ответит, как в букве написано. И не место в этом мире для полукровки поганого. А ваши принципы я знаю. Скажете потом, что сбежать хотел, и всего делов-то, а мы, мол, первые догнали и под горячую руку...  -- Не искушай, гном, родича своего. Я Устав свято чту и долг мой священный выполню, не пытайся помешать мне! Взвод, готовсь!   Селяне, услышав эти слова, попятились, боязливо оглядываясь в поисках безопасного пути отступления. Граничники четко и слаженно заняли наиболее выгодные позиции, дождались выхода товарищей со второго этажа и дружно начали продвигаться к конюшням, внимательно и профессионально оглядывая местность.  -- А я тебя предупреждал,- Кавар укоризненно посмотрел на командира, когда от места событий их отделяла уже лига,- слишком близко к сердцу этих людей война прошла, нельзя нам с нашим, хм, грузом показываться среди селян мирных.  -- Ладно, старик,- капитан признал правоту ветерана,- впредь аккуратнее будем, но и ты пойми: моим людям тоже перекусить домашним хочется, не все же на казенных харчах сидеть.  -- Так это не проблема -- пошли пару солдатиков, они все и привезут. А на вопросы любопытных пусть говорят : секретная миссия.  

* * *

    -- Так, - комендант распределителя читал сопроводительный свиток,- и кого же на этот раз мне подкинули господа граничники? Тьфу! Опять малолетка, да к тому же полукровка вшивый! Что мне с ним делать прикажете? У меня своих дел невпроворот, а солдат мало, всех позабирали, а вернуть забыли. Кто охранять будет, вот скажите на милость?  -- А мы тут при чем? Наше дело -- доставить.  -- Да я все понимаю, это я так, ворчу по поводу жизни.  -- Я могу немного помочь тебе. Есть у меня бывший наш, одним из лучших считался, сейчас не у дел. Бери, не пожалеешь. Опытный, хоть и хромой, но с твоими малолетками справится. Кавар это, знаешь, небось?  -- Как не знать, ветеран известный. Да согласится ли, дело-то хлопотное: две дюжины малолетних мародеров и воров, за ними глаз да глаз нужен.  -- А ты сам и спроси.  

* * *

   Несовершеннолетние возмутители спокойствия нагло пользовались тем, что ни кто особого внимания им не уделял, в их среде уже выделились собственные лидеры, существовало какое-то подобие иерархии. Кавар в сопровождении коменданта и друзей- граничников вошел в казарму и едва не получил по голове чем-то тяжелым, ветерана спасла только его быстрая реакция.  -- Так, дебоширы и преступники,- громогласно заорал он, запуская обратно пойманный табурет,- кончились ваши светлые денечки, я теперь ваш отец и король и Торр! Всем заткнуться и построиться!  -- Да что ты тут раскомандовался, хромой перечник! Смотри, вторую ногу укоротим,- произнес с ответ один из заключенных под одобрительный хохот и улюлюканье сверстников.   Кавар подошел к нему и рывком сдернул с кровати, на которой тот вольготно развалился на грязный, непонятно чем заваленный пол. Граничники, не сговариваясь, сразу же заняли наиболее выгодные позиции, распределившись по помещению. Комендант благоразумно остался возле входа.  -- Вот что я вам скажу, ребятки,- тихим, полным жажды мести голосом произнес он,- если кто запамятовал, кто такой Гвардеец Границ, так я напомню, и будет это очень больно. До ужина есть время. Если помещение не будет вылизано к этому времени, пеняйте на себя: еда и сон отменяются до особого моего распоряжения.   Взрослые вышли из помещения, оставив там полукровку.  -- Так, кто тут у нас такой появился,- вперед вышел один из подростков, видимо, считающий себя главным заводилой,- ой, да это урод, отродье эльфячье! Ну, ты попал, красавчик. Орлы, этого мочить сразу и здесь.  -- Не надо...  -- Заткнись, выродок, тебе слова не давали. Ату его, братцы!   Малолетние преступники, подстрекаемые старшим, гурьбой накинулись на Малыша, который выглядел значительно старше своих лет, но в душе оставался маленьким, слабым и беззащитным. Природная гибкость и ловкость позволили ему избежать большинства тумаков, вырваться из кучи нападавших и побежать к выходу, но внезапно ноги его что-то крепко схватило и он упал, больно ударившись головой.  -- Ого, какой шустрый,- главарь не участвовал в драке, стоял в стороне,- но ничего, от Жукаса и его боло еще никто не уходил. Подвесить его, сейчас тренироваться будем!   По указке заводилы полукровку подвесили за ногу к балке у потолка и принялись избивать, используя в качестве боксерской груши. Кавар, зашедший через пару часов проверить своих подопечных, пришел в бешенство, увидев, что творилось в бараке. Малыш к тому времени уже не кричал и даже не плакал, просто болтался, едва подавая признаки жизни.    Глава 5.  
   "Детская комната", как назвал это место начальник распределителя, располагалась на самом краю, в стороне от остальных помещений. Раньше это была казарма охранников, но во время войны гарнизон значительно сократился, поскольку все подлежали призыву в действующую армию, а большую часть преступников в срочном порядке перевели на рудники. Да и в значительном количестве солдат это место не нуждалось, благодаря своему расположению, в честь которого и получило свое имя: "Гиблая падь". Со всех сторон тюрьму окружало болото с таким названием, и только узкая тропинка, по которой могли проехать не более трех всадников в ряд, соединяла распределитель с дорогой -- идеальное место для содержания преступников.   Кавар, получивший под свое командование малолетних заключенных, сразу же ввел жесткий военный распорядок, поскольку считал, что на отдых нарушители права не имеют. Подъем, построение, распределение на работы. После обеда и непродолжительного отдыха -- вновь трудовая повинность, по результатам которой бывший граничник определял, имеет ли право на ужин тот или иной его подопечный. Несовершеннолетние преступники с наступлением вечера без сил падали в казарме, на что-то иное сил у них просто не оставалось. И только полукровке отдых только снился: после отбоя начинались тренировки, которые порой затягивались до рассвета: бег, гимнастика, упражнения на силу и ловкость.  -- Малыш, сколько было воткнуто палок по левому краю?  -- Вроде семь.  -- Не вроде, а ровно дюжина. Будь внимательнее!  -- Так я все смотрел, чтобы не споткнуться, темно же.  -- Сколько раз я говорил тебе: ты должен замечать все, ни одна деталь не может остаться незамеченной. Снова пробежка, вперед! Так, а теперь по чурбакам, на ловкость.   Хотя полукровка был еще мал, седьмой год ему шел, но был рослым, на голову выше своих сверстников и довольно крепкий. Бывший граничник прекрасно понимал, какая судьба уготована его подопечному и поэтому прилагал все усилия, чтобы подготовить несчастного ко всем тяготам, которые мог только себе представить ветеран.  -- Дядька, я спать хочу. И кушать.  -- Терпи, Малыш, ты должен быть сильным, ловким и выносливым, не то что эти.  -- А почему меня никак не зовут? У всех есть имена, а у меня нет.  -- Потому, что имя ребенку дает отец, а твой от тебя отказался,- старик не скрывал всей правды, какая бы жестокая она ни была,- не переживай, я дам тебе имя, вот придумаю и скажу. Хм, пожалуй, я назову тебя Шылам.  -- А что означает это?  -- Малыш, только наоборот. Зато никто не пристанет, что взяли чье-то родовое имя.

* * *

     Начальник распределителя был очень доволен новым надсмотрщиком, вечная головная боль с малолетними преступниками наконец-то отступила, да и порядок и чистота во всех помещениях впервые появились. Только гарнизон искоса посматривал на частые и не совсем понятные занятия старика с полукровкой.  -- Зачем тебе это надо, Кавар,- спрашивали его,- ты же знаешь, не жить ему.  -- Это моя новая забава на старости лет,- отговаривался надсмотрщик,- вроде бойцового зверя. Вот подрастет, бои устраивать буду, пока маги не заберут его.  -- А, ну если так, то нормально. Только говорят, не нужен он никому, мол, лишенец.  -- Ну, это не нам решать.   Каждые полгода в Гиблую Падь приезжал кто-нибудь из членов магической академии, чтобы лично убедиться в безопасности странного полукровки и в отсутствии у него Дара. Такое явление было крайне удивительным, поскольку темные эльфы -- существа абсолютно магические, лишенцев среди них нет и быть не может по самой сути. Дроу тем и отличались, что были самыми сильными магами мира. Практически все выжившие тем или иным образом полукровки темных становились мощными и опасными некромантами, обозленными на всю разумную цивилизацию. Пару сотен лет назад вот такой, непонятно каким образом спасшийся от смерти и повзрослевший, в соседнем королевстве в одиночку с помощью запретного черного колдовства уничтожил несколько поселков. Поэтому за этим странным лишенцем наблюдали очень тщательно, отыскивая в нем признаки хоть какого-то Дара.  -- Странный он какой-то,- очередной наблюдатель шесть дней подряд обследовал полукровку, не доверяя выводам своих коллег,- все признаки темного эльфа налицо, вот только нет никакой магии. Не скрывает ли он ее?  -- Да какой из него скрытник, малец еще, да и не обучал его никто.  -- Ха! Почем ты знаешь, на что способен темный выродок?  -- Он под моим присмотром с самого рождения, да и Жардех его со всех сторон изучил.  -- Я, пожалуй, соглашусь с комиссией,- маг в который раз внимательно перечитывал все метрики в отчетах своих коллег,- но с ним осторожность не будет лишней. Смотри, чтобы не сбежал он, вон, какой шустрый верзила вымахал, еще и дюжина не исполнилась, а ростом почти со взрослого.  -- Ну, из Гиблой Пади еще никто не убегал, да и бежать тут некуда, топи непроходимые вокруг, а летать он точно не умеет.  -- Следи в оба, головой отвечаешь, Кавар! И еще: говорят, ты тут тренируешь его, бойца сделать хочешь. Смотри, не подготовь убийцу, тебя первого и убьет, полукровки все такие.  -- Да я его так, гоняю просто, да и оружия в руки не дам, соображаю, что к чему.   Готовить Шылама к использованию боевого оружия старик опасался. Действительно, никто полукровке не позволит держать в руках меч или секиру, да и донести магам вполне могли, тогда бы точно не жить малышу, да и тренеру пришлось бы не сладко. Но Кавар не хотел оставлять подопечного совсем безоружным, обучая его пользоваться шестом - в умелых руках это довольно серьезная угроза, граничник знал воинов, которые противостояли мечнику, защищаясь простой длинной палкой. А полукровка к тому же, был очень быстр от природы. Нужно было только время и постоянные тренировки.   За год такой жизни Шылам подрос и окреп, а благодаря занятиям, набрался и силы. Теперь просто так обижать полукровку дети уже побаивались -- тот запросто мог дать сдачи, хотя издевательства полностью не прекратились: то устроят ему "темную", то под утро между пальцев ног вставят спички и подожгут, а то и еще что-нибудь придумают.  -- Дядька, а кто такие Воины Сумеречных Теней?  -- Откуда ты слышал о них? Сказки все это.  -- А вот Жукас говорит, что не сказки вовсе, есть те, кто видал их.  -- Эх, Малыш,мало я занимаюсь твоим образованием! Есть такая легенда, что когда Миру будет угрожать страшная беда, придут на помощь, неведомо, откуда, Воины Сумеречных Теней. Каждый из них, якобы, дюжины дюжин лучших солдат стоит, а то и магов боевых.  -- А вот когда круглоухие варвары напали, они и пришли, да?  -- Нет, я же говорю -- сказки это и страшилки для детей, не бывает таких сильных на самом деле.  -- Я буду таким! И еще сильнее!  -- Ох, Шылам, Молод ты еще. А вот образованием я займусь. Помнишь старика Жардеха, ты его еще дедом звал? Он тут недалеко устроился. Знаешь, он отошел от дел, теперь книжки пишет по алхимии. Поеду-ко я к нему.  

* * *

     Новая идея теперь уже главного смотрителя за малолетками была поддержана всеми, даже магами, которые приезжали проверять полукровку. Конечно, Кавар далеко не учитель, но дети, оставшиеся без присмотра взрослых в годы последней войны, были лишены хотя бы основного образования, из всех подопечных хромого конюха только Шылам умел читать и то только потому, что алхимик научил его зтой премудрости.  -- Жардех, дай мне книги, я хочу учить грамоте этих детей, не они же виноваты, что родителей нет у них.  -- Хмм..., ты только-только сам обучен, ничего дальше не ведаешь. А наш подопечный уже руны читает. Ну да ладно, базовый курс чтения и письма ты потянешь, пусть все этим займутся, а вот....  -- "Забытая рунопись", "Древние артефакты", "Основы магии Стихий",- Кавар перебирал тома, что вручил ему алхимик,- не понимаю, а зачем это моему подопечному?  -- Смотри дальше: "Мифы и предания гномьх земель", "Эльфийский сказания", "Тайны Великого Разлома"... Малыш сможет выжить только там, на той стороне. Я, поверь, частенько общаюсь с контрабандистами, так вот, все артефакты везут оттуда, причем, тайно. Точно знаю, что полукровки там живут, как равные, там Закон не имеет силы.  -- А что тогда дроу ищут в наших землях? Зачем сюда лезут, когда все там, за Великим Разломом?  -- Ты очень мало знаешь. Тут ищут они части артефактов Богов, в том числе и Торра, надеясь их вновь собрать, но такие Силы не подвластны одному, тем более, лишенцу. Там есть то, что сможет использовать даже круглоухий варвар. От пришельцев с той стороны я знаю, что они часто видят тайные знаки и символы, но прочесть их не умеют. А тот, кто сломя голову сунулся, очень редко выживает, не говоря уж о том, чтобы найти и вынести что-то ценное. Посему и стоят эти артефакты сумасшедших денег.  -- Ты хочешь, чтобы я переправил Малыша...  -- Называй его Шылам, ты же сам предложил.  -- Хорошо, Шылама, за Великий Разлом? Как я это могу, ведь из Гиблой Пади до сих пор никто не смог бежать: там просто некуда бежать.  -- Кавар, я точно знаю, что еще до того, как тут появилась тюрьма, контрабандисты ходили именно через эти земли. Тебе не скажут, а вот ему, если, конечно, никто не догадается о вашей связи... Будь осторожен и все получится.  -- Да сказки все это! Я еще курсантом был, тюрьма только строилась, так ты ту Гиблую Падь с шестами исползали, ту самую дорогу искали. Так вот, продвинулись только в одном месте на дюжину дюжин шагов и все! Там, возможно, был когда-то мост, а теперь точно ничего нет, ни какого пути.  

* * *

    -- Так! Всем сесть и открыть учебники! Сегодня будем читать урок пятнадцатый. Проверю каждого,- Кавар помахивал плетью, которую его подопечные последнее время очень боялись -- по многим спинам она прогулялась,- начинаем с первой строчки, и не выдумывать мне, я грамоту хорошо знаю!  -- Дядька, а я тоже это читать буду?  -- Нет, тебе вот, особое задание: читаешь вот эту книгу.   Жардех дал старику несколько дюжин томов, содержание которых тот не понимал, но алхимик убедил, что для Малыша это будет намного полезнее повторения того, что ему известно, и, конечно, новые знания, в которых Кавар ничего не понимал, но надеялся, что алхимик не ошибся в выборе, а уникальная память полукровки сохранит все сведения.   Дети в Гиблой Пади большей частью были беспризорниками, коих появилось огромное количество в ходе войны. Вся их вина была в том, что они как-то пытались сами выжить, добывая себе пропитание мародерством, воровством и налетами. Банды малолеток к концу нашествия стали настоящим бедствием, вот королевство и занялось решением этой проблемы. Образованием детей ни кто не занимался, Кавар стал первым, кто предложил это. За полдюжины лет отставной граничник прошел со своими подопечными курс начальной грамоты, письма и рунописи. Очередная проверка магов прибыла в расширенном составе, чтобы принять экзамен.  -- Все сели и взяли в руки чертала,- старший из проверяющих старался говорить жестким командным тоном,- перед вами чистые листы. Даю две дюжины минут, чтобы каждый начертал ту руну, которая ему нравится. Крупно! А внизу должны быть руны основных стихий.  -- Жукас, тут не та линия,- Шылам оказался рядом с тем самым заводилой, который издевался над ним, хотя последнее время побаивался полукровки, ставшим выше почти на две головы и очень сильным,- нужно вот тут прямее, а здесь два завитка, только в разные стороны, иначе Огонь не проснется.  -- Сам смотри, ничего не умеешь, а советы раздаешь, заткнись, урод!   Но, тем не менее, принялся вносить изменения в свой рисунок. И в тот момент, когда последняя линия была начертана точно и без ошибок, руна Огня вспыхнула ослепительным ярким пламенем, заставив сидевших рядом в ужасе отпрянуть, кое-кто даже попытался спрятаться под столом. Маг мгновенно среагировал, потушив возникший пожар, но знак четко отпечатался на столешнице. Ничего не понимающий Жукас ошарашенно смотрел на то, что он сотворил.  -- Прекрасно,- проверяющий погладил его по голове,- давно я не встречал такую силу, причем, стихийную. Кавар, твои занятия приносят правильные плоды, я доложу на Совете.  -- А почему именно эта? - Маг посмотрел на листок полукровки.  -- Меня они все равно не слушаются, какая разница, что рисовать.  -- Ну да, лишенец.   Внимание всех присутствующих тут же переключилось на виновника небольшого переполоха, едва не устроившего пожар. Шылам тоже с интересом смотрел и никто не заметил, что в этот момент по руне, что начертал полукровка, пробежала легкая, едва заметная серебристая волна Силы и тут же пропала.   Жукаса маги забрали с собой, он оказался весьма перспективным магом стихии Огня, его требовалось обучить по всем правилам. Еще несколько воспитанников попали под пристальный контроль, поскольку так же подавали надежды, хотя и не столь сильно выраженные, а Кавар получил совет пристроить полукровку хотя бы на кухню, чтобы польза от него была.  -- А что, Малыш, это тоже вариант, для тебя никто готовить не будет, если сам не позаботишься.  -- Дядька, я хочу всему учиться.  -- Дерзай, это, возможно, спасет тебя когда-нибудь. А с кухней я договорюсь, только будь аккуратнее, там повар сейчас из контрабандистов, этот ничему хорошему не научит, хотя, кто знает, что для тебя хорошо, а что плохо.    
 Глава 6.

     Работа на кухне очень нравилась Шыламу. Тут у него появилась возможность поесть вволю, тем более, что старший повар, из заключенных, очень тепло его принял. Усар, бывший контрабандист, постоянно проживал за Великим Разломом, а сюда наведывался по своим делам, пока не попался, причем, своим-же.  -- Не виноватый ты, что таким уродился, это закон тут такой. А я всякого навидался, знаю даже края, где такие, как ты очень важные персоны.  -- Это за Великим Разломом? Дядька Кавар мне говорил, что там совсем дикие земли.  -- Ну, это как сказать. Тебе там как дом родной, а тут уморят тебя на рудниках или просто убьют, как только совершеннолетие настанет. Недолго уже. Ты задумайся над этим.  -- О чем? Я книжки читал, но там ничего нет о том, как мне быть.  -- Так книжки твои тут и писались, для Истинных они, а никак не для полукровок. На вот, поешь, только не много, а то этот дядька твой опять тебя на учения вызовет, а с полным брюхом ничего ты не сможешь. Я его понимаю, он жизнь тебе спасает, но ничего не понимает.  -- Это как?  -- Вот только не рассказывай мне, что вы там ничего не задумали. Да все вокруг только и говорят, что тебя как минимум на рудники Разлома отправят, а этот граничник не просто так тут тебя тренирует.  -- Да, дядька Кавар занимается со мной, говорит, что только так я выживу потом...  -- Ему виднее, но я тоже дам тебе пару уроков. И не только по кухне. Только не болтай лишку.  -- Усар, а как получилось, что ты тут, на кухне?  -- А ты, полукровка, на меня внимательно посмотри, может, сам догадаешься.   Контрабандист выглядел далеко не самым привлекательным образом: вместо кисти левой руки железная трехпалая лапа, позади которой прикреплена лопатка, ноги до колена тоже нет, ее заменял деревянный протез, при всем этом он умудрялся очень ловко орудовать ножами, половниками и прочим кухонным оборудованием, а приготовленные им блюда пользовались популярностью даже у начальника распределителя. В одиночку справляться было сложно, даже знаменитому повару, именно поэтому он и попросил в помощь себе Шылама.  -- Я занимался поставкой редких ингредиентов местным магам, они хорошо платят за такой товар.  -- И что, тебя поймали граничники?  -- Ну, сначала не они. У нас, там, Закона нет, свои правила у каждого, кто способен удержать власть. Но есть и традиции. Вот, например, берешь ты товар на продажу, и уже должен его хозяину, пока не рассчитаешься. А долг у нас свят! Меня просто подставили. Груз был не тяжелый, но очень дорогой. Один из охранников предал, в драке мне отрубили ступню левой ноги, связали и забрали товар. А потом, через пару переходов эти придурки сами напоролись на граничников. Пока они сражались, я сбросил путы, взял меч и хотел скрыться, но меня заметили, так я кисти на руке лишился. Но это меня и спасло. Дали всего две дюжины лет каторги, а инвалида на рудники отправлять нет никакого смысла, киркой махать мне нечем. Вот я тут и пристроился.  -- А как ты свои товары сюда привозил?  -- Понятно, что через мосты нас никто не пропустит, тут чтут Закон, а почти все, что я поставлял -- запрещено. Есть три прохода через Великий разлом, их давным-давно сделали такие же, как я.  -- И никто о них не знает?  -- Малыш, ты наивное дитя. Конечно, знают, особенно маги.  -- А почему тогда не закроют их?  -- А зачем? Им нужно то, чего с этой стороны нет: артефакты времен Нашествия, книги, свитки, Черный Обсидиан, мифрилл, у нас этого много. Только Кровь Земли да еще кое-что официально торговцы возят. Все остальное -- контрабанда, вот так.  

* * *

   "Дюжина дюжин вперед, дюжина влево, дюжина вперед, дюжина влево, дюжина дюжин вперед, а потом лево и право наоборот" - под такую детскую считалку Шылам учился разделывать продукты, орудуя различными кухонными ножами. Усар специально подавал помощнику каждый раз другой, пока тот не начинал им профессионально орудовать. В перерывах контрабандист учил полукровку метать ножи и другие подручные средства.  -- Память у тебя хорошая, а все ли ты можешь помнить?  -- Так мне нет разницы, дядька, проверь, если хочешь.  -- Обязательно проверю. Вот, например, сможешь запомнить,- Усар произнес несколько непонятных фраз, которые так назвать можно только по интонации, с которой они были произнесены, а так -- сложный набор непонятных звуков.   Малыш все четко и быстро повторил, не допустив ни единой ошибки. Повар ухмыльнулся и усложнил задание. И вновь тест был пройден успешно.  -- Ну, ладно, молодец, к этому мы еще вернемся, а пока запомни считалку, она спасет тебя однажды, это твой путь к свободе.  -- Ты это о чем?  -- Со временем узнаешь. Видишь ли, я не знаю, как вы с Каваром затеяли твой побег, но неправильно это.  -- Какой побег?  -- Шылам, только слепой не видит, к чему готовит тебя твой наставник. Конечно, вслух ничего не произносится, но это уж слишком явно. Да и всем известно, что ты -- как кость в горле у Координатора. Невеселая судьба тебе уготована. Будь ты из семьи рудокопа какого-нибудь, имел бы шанс жить охранником каким или просто для потехи, а тут... Уморят тебя, как только три дюжины тебе исполнится. Отправят на рудники Великого Разлома, а там долго не живут, да и не факт, что доедешь туда. Это сейчас тебя Закон охраняет, а как только станешь совершеннолетним -- почитай, все, песенка твоя спета.  -- Дядька что-нибудь придумает,- притихший вдруг от таких слов полукровка не на шутку испугался.  -- Вот и я о том же. Только он и тебя погубит и сам рядом со мной окажется. Я помогу тебе, но и ты обещай, что просьбу мою выполнишь.  -- Клянусь! А что, это правда, что меня все убить хотят?  -- А ты что, до сих пор так и не понял?  -- Усар, а расскажи мне о жизни там, за Разломом?  -- Ну, слушай, только не отвлекайся, обед для стражи еще никто не отменял!   После Нашествия круглоухих варваров и образования Великого Разлома заселение земель по ту сторону взяли на себя те, кто так или иначе нарушил Закон, но смог избежать наказания. Вначале, конечно, это были просто авантюристы и исследователи, которые брали в качестве охраны всех, в том числе и полукровок. Из последних почти никто назад не вернулся -- здесь их ждала далеко не сладкая жизнь, а там Закона не существовало. Земли там не очень-то гостеприимные, почти половина их находится в Вечной Мерзлоте, это тоже последствия применения Великих Артефактов, но есть и пригодные для жизни долины, особенно после Излома, это когда Разлом поворачивает на Юг. Постепенно возникли крепости, города и поселки. Вот только власти единой там нет, это как-бы своеобразный Закон тех мест. Правят те, кто силой способен удержать в повиновении население: гномов, эльфов, полукровок всех мастей, даже дроу встречаются. В учебниках об этом не прочитаешь, существование тех земель под запретом, только маги да правители знают об этом. Торговля -- вот что движет теми землями. Кто-то водит караваны по материку, кто-то отправляется за Южный океан на кораблях. Здесь все королевства гномов изолированы от морей, а торговать с соплеменниками с другого континента очень выгодно. Если бы эльфы пускали в свои порты чужие корабли, то все было бы нормально, а так -- только через земли Заразломья. Есть всего два моста -- один у гномов, второй у темных эльфов, а порты весьма далеки от этих мест, вот и идут караваны с товарами.   Со времен до Нашествия осталось там множество библиотек, хранилищ, древних замков и крепостей. Маги в те времена, вынужденно отступая, прятали наиболее ценное, в надежде вернуться, но Молот Руин разделил Мир на части, да и сам континент оказался разбитым, да и Зерно Раздора внесло свою лепту. Последний поход Усара как раз и связан был с доставкой артефактов магам в этом королевстве.  -- Тебя предали?- Шылам завороженно слушал.  -- Один из нашей команды оказался предателем, он дал мне в сопровождение преданных ему воинов, те напали на меня спящего, отрубили ступню, связали и отобрали весь товар. Я теперь не могу вернуться назад, пока не отдам долг. Да и тут я не в безопасности, если Ждур узнает, где меня искать, он пришлет убийц. У меня есть, чем рассчитаться, но в таком состоянии путешествовать тяжело, да и ищут меня наверняка пособники того, и не только они. Вот тут ты мне и можешь помочь, если в Заразломье проберешься.  -- А как я это сделаю, я же тоже в тюрьме.  -- Ха! Вот тут как раз я и помогу тебе. Через Гиблую Падь есть тайная тропка. Не всегда в этом месте тюрьма была, я помню те времена, когда тут контрабандисты ходили. Путь этот известен немногим, мне в том числе, а теперь и тебе.  -- Не, я ничего не знаю о том.  -- А как же твоя детская глупая считалка? Это, Малыш, и есть карта тропинки, только осталось узнать тебе, где ее начало. И вот еще что: там, где ты тренируешься растут две плакучие ивы, принеси мне три дюжины длинных веток.  

* * *

     Шылам завершил последнее движение, выбивая из рук нападавшего меч и повергая его на песок арены, затем он выпрямился и отсалютовал учителю шестом.  -- Ну что, доволен собой? - Кавар ворчал, как всегда,- Что такое четверо охранников, которые и оружие-то держать толком не научились, их не менее двух дюжин ты должен сразить за один раз, и не запыхаться при этом. Вот тогда я скажу, что ты достиг уровня граничника.  -- Дядька,- полукровка резко развернулся, сделал едва уловимое движение рукой и показал то, что он сжимал в ладони,- а как же вот этот болт арбалетный?  -- Где ты взял его, только что не было?  -- Прилетел вон оттуда.  -- Как ты увидел его?  -- Не знаю, увидел и поймал, вот и все.   Вечером, когда учитель и ученик наконец-то остались одни, полукровка подвергся жесткому допросу.  -- Откуда прилетел болт?  -- Справа сзади. Стрелял такой низенький худой с маленькой для его возраста бородой.  -- Так, понятно, я его узнал, он недавно переведен из столицы, за какое-то там нарушение Устава. Заметил, куда летел?  -- Да. В тебя. Примерно, в горло, проверять я не стал.  -- Хм, уж,- Кавар потер шею в месте, куда его попытались убить,- к чему бы это? Ну, да ладно, это я так и тебя не касается.  -- Почему не касается? А вот Усар говорит, что это все из-за меня.  -- Ты не виноват, Шылам, что таким родился и Закон...  -- Что, тебе он тоже не нравится?  -- Не задавай каверзных вопросов, ответы на них не всегда нравятся.  -- Почему, учитель?  -- Нам, истинным, тут жить, и его еще ни кто не отменял, пойми это, Малыш. Я люблю тебя и хочу, чтобы ты и дальше был счастлив, но я и свою жизнь тоже обожаю.  -- Усар говорил мне об этом.  -- Я же предупреждал тебя не слушать этого пройдоху! Что он сказал тебе?  -- Только то, что тут у меня жизни не будет, мне нужно, якобы, убегать за Великий Разлом.  -- В чем-то он прав, но как это сделать, тут за нами обоими следят. Но ты не переживай, я что-нибудь придумаю, время еще есть, впереди целый год.   Шылам уже не в первый раз разговаривал с граничником на тему своей дальнейшей судьбы и знал, что предстоит побег и его ждет Жардех, чтобы каким-то образом помочь с переправкой за Великий Разлом, но при этом понимал, что конкретного плана нет, только желание его спасти. Контрабандист же, похоже, знал, как это можно осуществить, но Кавар и слышать не хотел о том, что какой-то преступник готов помочь его подопечному.  -- Что бы ни случилось, Малыш, помни, что я желаю тебе добра, как и старик алхимик. Когда окажешься на свободе, загляни к нему, он кое-что полезное приготовил для тебя.  -- Да, дядька, я не забуду.  -- Скоро я уеду к Жардеху, а ты тренируйся особенно усердно, не за горами тот день, когда тебе все это понадобится.  

* * *

  -- Новые книги тебе вряд ли понадобятся,- алхимик расхаживал по кабинету, скрестив руки за спиной,- остался всего год до его совершеннолетия, но заберут раньше.  -- Откуда ты знаешь?  -- Я хоть и отошел от дел, но с коллегами связь поддерживаю. Слухи ходят, что хотят нашего Малыша проверить на предмет некромантии, Смерти и Крови. Знаешь, небось, что у запретного Дара нет рун. Да и родственники побыстрее хотят закрыть вопрос, а их влияние при дворе тебе не хуже меня известно.  -- Торр Великий! Я не готов еще! Хотя, если до зимы дадут отсрочку, то все успею.  -- Кавар, ты совсем рассудок потерял! И что? Спрячешь его в заброшенных шахтах? Так согласись, что это не жизнь. И ему и тебе. Тебя же первого обвинят. И потом: а как ты со стражниками договоришься, у них, как и у граничников, нарушение Закона смертью карается.  -- Что же мне делать, не могу я Шылама вот так бросить и предать, никогда себе не прощу этого.  -- За Разлом ему надо, только там он сможет жить.  -- Ха! Туда еще попасть надо!  -- Есть тайные пути контрабандистов, и ты не хуже меня это знаешь. Я покажу тебе, где они пересекают границу, и нужно придумать, как выбраться из Гиблой Пади, вот это посложнее будет, охрана не позволит просто так взять его и вывести.  -- Я уже думал, можно вместе с отходами, мусорщиков не очень-то досматривают, никто в дерьме копаться не хочет.  -- Хм, возможно. Только ты-то как оправдываться будешь, когда обнаружится, что твой подопечный сбежал? До сегодняшнего дня еще никому не удавалось. Погоди,- алхимик подошел к внезапно замигавшему шару на столе и посыпал какой-то порошок на поверхность.  -- Что там?  -- Малыш пропал! Мне приказано задержать тебя до прихода граничников и дознавателей, они уже выехали.  -- Как пропал?  -- Подробностей, как ты понимаешь, не знаю, но вчера он вышел из барака на тренировку, по твоей просьбе его беспрепятственно выпускают, и больше его никто не видел. Тревогу подняли сегодня утром. Что-то мне подсказывает, что он сбежал, причем прямо через Гиблую Падь.  -- Но это невозможно, там даже лодки в трясину затягивает!  -- Мало ты знаешь! Есть тайная тропа через болото, я, конечно, не знаю, где конкретно, но контрабандисты в курсе. Ты как-то говорил, что один из них на кухне работает?  -- Да, есть там инвалид один, Усар.  -- Ха, знакомец, однако. Этот все пути-дороги знает!  -- Эх, Шылам, зря ты так, вычислят ведь! Как только маг возьмет Сферу Земли, так и поймают!  -- Не скажи, старина! Наш малыш особенный, он же лишенец. Так вот, артефакт этот покажет его, как любую тварь без магической ауры. А мало ли в тех местах зверей обитает! Вот то-то и оно, не паникуй раньше времени, давай, лучше, приготовимся ко встрече с дознавателями, да и о подопечном нашем не будем забывать.  

Отзывы, мнения, комментарии, рецензии.

Комментарии: 0

 Валерий Тиничев, 2014

 

Счетчик посещений Counter.CO.KZ

E-Mail: valvp@mail.ru